МИЛОСЕРДИЕ-на-Дону

Житель Донбасса с ампутированными ногами эвакуировал четырех земляков

Юрий Леонидович лишился ног в результате производственной травмы. Это случилось в городе Соледар, где он работал слесарем в вагонно-ремонтном депо. В 2001 году во время разгрузки вагона с крана сорвалась тяжелая колесная пара и упала на работника.

— Помню, как товарищи вытянули меня из-под металла, вызвали «скорую». Потом я потерял сознание и очнулся в больнице. Чтобы спасти мне жизнь сорок доноров сдали кровь, — рассказал мужчина.

Ампутация ног стала для пациента ударом.

— Раньше у меня все было хорошо: семья,  работа с перспективой профессионального роста… И тут в одночасье я превратился в калеку. Причем, в самом расцвете сил – в 31 год! – говорит собеседник.

Юрий был подавлен. Жить не хотелось. Все изменилось, когда в больницу привезли попавших в аварию туристов – детей и взрослых. Людей с тяжелыми травмами увозили в реанимацию. Спасти удавалось не всех…

— Я понял, что главное – не ноги, а  душа. И я остался жить  не просто так, а для чего-то.

Новая жизнь

В августе Юрий выписался из больницы, а в ноябре встал на протезы. Передвигался на них, опираясь на два костыля.

— Признаться, ходить на протезах неудобно. Во-первых, они весят примерно 18 килограммов. Во-вторых, у меня тяжелая степень ампутации, одну ногу удалили почти под основание. Это тоже создает трудности. Поэтому я надеваю их редко,  — пояснил инвалид первой группы.

Юрий приспособился передвигаться на обычном скейте, отталкиваясь от земли  с помощью специальных опор.

Инвалид первой группы не сидел без дела: выполнял всю мужскую работу по дому и зарабатывал на жизнь.Устанавливал газовые котлы в квартирах, занимался рыбокопчением, построив для этих целей цех. Несмотря на отсутствии ног, Юрий снова сел за руль, самостоятельно установив ручное управление сначала на отцовский «запорожец», потом на «семерку» тестя.

В 2011 году у мужчины родился сын Артем, в котором он души не чает. Казалось бы, ребенок должен был сплотить семью, но спустя несколько лет брак распался.  Юрий считает, что не последнюю роль в этом сыграла его травма: «Не все женщины могу закрыть глаза на инвалидность».

Реабилитационный центр.

— После развода жена забрала машину. Признаться, стало тяжело – ни к друзьям поехать, ни мать навестить. Приходилось вызывать такси, — вспоминает мужчина.

Выручила одна неравнодушная женщина – по сути, чужой для Юрия человек. Она узнала о нем от общих знакомых и предложила  помочь – купить подержанный автомобиль. Вспоминая об этом, Юрий не может сдержать  слез. Так у него появилась «лада». За четыре дня он установил на автомобиль ручное управление. И, конечно, начал возвращать деньги благодетельнице.

Со временем Юрий и сам загорелся идеей помогать товарищам по несчастью, делиться советами и опытом.

— С 2015 года в Кировограде и Львовеперестали выпускать инвалидные коляски и ортопедическую технику для больных людей. Все это стало дефицитом. Да и стоит недешево. На пенсию по инвалидности коляску за  восемь-двенадцать тысяч не купишь, — говорит Юрий Леонидович. – Кроме того, не все люди разбираются в средствах реабилитации. Взять обычную трость – есть просто палка, а есть с подлокотником, регулируемая по высоте, со специальным противоскользящим штифтом в основании, который не даст бабушке упасть на льду.

Юрий собрал команду из двенадцати инвалидов и создал общественную организацию под названием «Семья». Хотел привлекать благотворительные средства на покупку приспособлений для людей с ограниченными возможностями. А также проводить для них юридические и психологические консультации, помогать с трудоустройством.

Единомышленники даже выиграли президентский грант, чтобы открыть Реабилитационный центр для детей и взрослых с инвалидностью. Но грандиозным планам не суждено было сбыться…

Вынужденная эвакуация.

Когда началась специальная военная операция Юрий жил у двоюродной сестры  в городе Бахмут. Пожилая женщина сломала ногу, а  ухаживать за ней было некому. Брат убирал снег во дворе, колол дрова, привозил продукты, медикаменты… Как только больная выздоровела, вернулся к себе в Соледар.

В марте в квартирах пропал газ, потом и электричество. Юрий мастерил, так называемые, финские свечи – бревна с пропилами для походного костра. На них вместе с соседями готовил еду. В апреле началась эвакуация жителей Херсонской области. Бывшая жена с сыном уехали в Германию. Юрий даже не успел толком попрощаться с Артемом, но рад, что мальчик в безопасности.

— Четвертого августа в подъезд дома напротив попал снаряд. Там жила крестная моего сына, с которой мы дружим лет двадцать. Мы поняли, что оставаться в Соледаре опасно и начали собирать вещи, — вспоминает беженец.

На следующий день Юрий вместе с четырьмя земляками выехал из города. С ним отправились кума, ее муж, сын и 85-летняя свекровь.

— Ехали на моей «ладе» с прицепом. Под обстрелами. Сначала прибыли в Запорожье, потом в Мелитополь. Там поселились в хостеле, чтобы отдохнуть — я трое суток не смыкал глаз. Затем добрались до крымского города Джанкой, оттуда – в Ялту. В Крыму, конечно, хорошо, но мы решили ехать в Ростов. Здесь проще найти работу, а главное, недалеко до дома.

В донской столице беженцы сняли жилье в Нахичевани. А недавно Юрий привез земляков в Центр гуманитарной помощи Ростовской епархии – за продуктами и вещами. Признался, что рад был встретить людей, готовых помочь всем, кто оказался в трудной жизненной ситуации. А еще житель Донбасса хочет посетить военный госпиталь, чтобы поддержать раненых солдат. Ведь его собственный пример доказывает, что даже после тяжелой травмы жить продолжается!

Автор: Мария Гиченко